Сайт полковника
Л. В. Хабарова

ОБЩЕСТВЕННАЯ НАБЛЮДАТЕЛЬНАЯ КОМИССИЯ

 

ОБЩЕСТВЕННАЯ НАБЛЮДАТЕЛЬНАЯ КОМИССИЯ

по общественному контролю за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и содействия лицам, находящимся в местах принудительного содержания Свердловской области

Екатеринбург, 620014, а/я 165

 

Отдельное мнение

о нарушениях прав человека

в отношении следственно-арестованного Хабарова Л.В.

г. Екатеринбург 13.09.2011

Члены Общественной наблюдательной комиссии Свердловской области:

- Е. А. Степанова,

- С. Ф. Плотников,

- А. А. Манасов

на основании уведомления в соответствии с требованиями Федерального закона Российской Федерации от 10.06.2008 №76 «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания» 5 сентября 2011 г. посетили исправительное учреждение ФКУ ИЗ-66/1 (СИЗО-1) города Екатеринбурга, где произвели выборочную проверку мест принудительного содержания и беседу с содержащимися в них лицами.

Доступ членов комиссии и организация проверки в учреждение принудительного содержания в целом соответствовали требованиям ФЗ-76 РФ «Об общественном контроле». В ходе посещения членам ОНК была предоставлена возможность беспрепятственно посещать все помещения и беседовать с находящимися там лицами.

 

При проверке СИЗО-1 присутствовали и давали необходимые пояснения:

Начальник следственного изолятора Э.М.Мамедов, и.о. начальника СИЗО по кадрам и воспитательной работе А.Н.Тельминов, и.о. начальника отдела ГУФСИН РФ по Свердловской области С.В.Балашов, заместитель начальника СИЗО по лечебно-профилактической работе С.В.Лапаев, а также помощник начальника ГУФСИН по соблюдению прав человека в УИС Г.Н.Губанков.

Поводом для посещения стали жалобы и заявления, поступившие в адрес ОНК, а также сообщения, сюжеты и публикации в СМИ, где затрагивались вопросы содержания и медицинского обслуживания следственно-арестованных.

Часть вопросов разрешилась при беседах с заявителями в присутствии и при участии представителей администрации ГУФСИН, две темы требуют дальнейшего изучения. Наконец, в одном случае необходимо срочное принятие мер, которые выходят за сферу компетенции сотрудников и должностных лиц уголовно-исполнительной системы. По этому поводу решено довести до сведения заинтересованных и причастных лиц и организаций отдельное мнение.

Речь идет о Л.В.Хабарове, который был взят под стражу 19 июля 2011 года и содержится в камере 710 ФКУ ИЗ-66/1.

Как военный в третьем поколении, кадровый офицер-десантник, участник боевых действий, Хабаров избегает жалоб на свое самочувствие. В начале опроса он высказал только две просьбы — вставить оконное стекло (было вынуто на летнее время) и привести в порядок санузел в камере.

Однако из проекта надзорной жалобы, фрагменты которого были выставлены на персональном сайте Хабарова (leonid-habarov.com), а затем опубликованы в печати, явствует, чего стоит ветерану нахождение в условиях СИЗО. Взять хотя бы многочасовую процедуру ожидания дистанционного (по видеоканалу) участия в судебном заседании по кассационной жалобе на меру пресечения. «Часов 6-7 я еще терпел, но чувствую, что боль в позвоночнике превышает пределы (у меня два перелома позвоночника), да и сердце крепко прихватило», — написал подследственный. У него поднялась температура до 39,4. Когда помощь сокамерников не помогла, Хабаров был госпитализирован.

С учетом нежелания собеседника озвучивать перед комиссией в присутствии тюремщиков свои жалобы, одному из наблюдателей (С.Плотникову) было поручено ознакомиться с медицинскими документами Л.Хабарова, на что было получено письменное разрешение последнего.

Из документов, предоставленных родственниками арестованного (светокопии имеются в распоряжении ОНК) через его адвоката, стало понятно, что состояние здоровья Хабарова гораздо хуже, чем пытались представить комиссии сопровождающие. Так, в частности, заместитель начальника СИЗО по лечебно-профилактической работе С.В.Лапаев в ходе опроса не раз заверял, что имеются все условия для оказания Хабарову медицинской помощи.

Судя по заявлению адвоката А.Г.Бурмистрова, который в этом деле представляет интересы Хабарова, на подобное заключение опиралась и судья Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга Е.П.Шапоняк, когда 6 сентября рассматривала вопрос о продлении содержания под стражей (решение об избрании меры пресечения выносил заместитель председателя того же суда Н.А.Морозов). Заседание было закрытым, и представитель ОНК С.Плотников, который специально пришел в Верх-Исетский суд, не смог составить собственного представления о том, насколько законно и обоснованно был рассмотрен вопрос. Содержание под стражей продлено на 4 месяца.

Мнение тюремного медика комиссия оценивает критически.

Во-первых, уже не первый месяц изучая практику применения постановления Правительства РФ № 3 от 14.01.2011, которое определяет условия и порядок освобождения подследственных из-под стражи по болезни, ОНК приходит к выводу, что и в уголовно-исполнительной системе, и в сопредельных, задействованных в этом процессе ведомствах определяющим трендом является нежелание брать на себя ответственность за выход на свободу тяжело больных арестантов. Даже тех, чьи недуги указаны в перечне тяжелых заболеваний, препятствующих содержанию под стражей, который прилагается к вышеупомянутому постановлению. А болезни и травмы Л.В.Хабарова формально под этот перечень не подпадают.

Во-вторых, даже при беглом анализе медицинских документов возникают обоснованные сомнения в объективности тюремной медицины.

Л.В.Хабаров является инвалидом второй группы (военная травма). То есть, подпадает под действие Федерального закона от 24.11.1995 № 181 «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», который в статье 13 требует оказывать квалифицированную помощь инвалидам, включая лекарственное обеспечение. С этим, судя по имеющимся у комиссии сведениям, в отношении Хабарова имеются проблемы.

В результате тяжелых ранений и травм, полученных Хабаровым при выполнении интернационального долга в Республике Афганистан, у него, кроме переломов позвоночника, раздроблены кости таза, что вызывает не только физические, но и тяжелые психологические проблемы. Он почти не владеет правой рукой.

На состояние здоровья также влияет и то, что он, кадровый военный с твердыми принципами, менталитетом патриота и защитника родины, оказался в роли подозреваемого в тяжком преступлении против государства, которому служил и в горячих точках, и в должности начальника военной кафедры УГТУ-УПИ — лучшей среди российских вузов.

Это обстоятельство усугубляет его многочисленные недуги и делает их опасными не только для здоровья, но и самой жизни арестованного. В частности, по ночам частота сокращений сердца падает до 25 ударов в минуту. В результатах специального обследования (мониторирование ЭКГ по Холтеру), проведенного в 2009 году в Окружном военном клиническом госпитале, это диагностировано как выраженная ночная брадикардия. Опасность остановки сердца является настолько реальной даже в условиях свободы, что Хабарова начали готовить к операции по установке кардиостимулятора. Теперь, в силу понятных причин, операцию пришлось отложить, а степень опасности в условиях несвободы резко возросла.

Кроме того, медицинскими документами подтверждены такие заболевания, как ишемическая болезнь сердца (ИБС) и хронический бронхит. Не надо быть специалистом, чтобы определить, что сочетание холода (отсутствие оконного стекла) и влажности в камере 710, на стенах которой сохранились следы потеков, является провоцирующей средой для болезней органов дыхания. Больная печень (диагноз: панкреатит) требует диетического питания, которое вряд ли возможно в тюремных условиях.

Адвокат Бурмистров в одном из запросов формулирует: «Учитывая возраст Хабарова Л.В. (1947 года рождения), вышеуказанные выраженные нарушения его здоровья, а также необходимость применения комплексных методов лечения потенциально смертельных заболеваний», — то есть, имеется в виду реальная перспектива гибели заключенного.

Не вдаваясь в оценку предъявленных Хабарову обвинений (в подготовке вооруженного мятежа), хотелось бы отметить, что обнародованные следственными органами подтверждения выглядят малоубедительными, а никакой дополнительной информации из недр УФСБ по Свердловской области не поступает, журналистам в комментариях отказывают. В связи с этим официальная версия подвергается сомнению и критике не только в блогосфере, СМИ либерально-демократического или протестного толка, но и такими статусными изданиями, как «Областная газета» в Екатеринбурге или «Известия» на федеральном медиапространстве. Некоторые авторы упоминают о «синдроме Магнитского», проводя параллель с резонансными смертями в российских следственных изоляторах.

 

Выводы ОНК: в соответствии с международными нормами, которые признает Российская Федерация, с учетом состояния здоровья следственно-арестованного Л.В.Хабарова следует признать условия его содержания пыточными, нарушающими права человека.

 

Данное отдельное мнение подлежит передаче

- в ГУФСИН РФ по Свердловской области;

- в Прокуратуру Свердловской области;

- в УФСБ по Свердловской области;

- председателю Свердловского областного суда;

- Уполномоченному по правам человека Свердловской области.

Председатель ОНК Степанова Е. А.

Заместитель председателя ОНК Манасов А.А.

Общественный пресс-секретарь ОНК Плотников С.Ф.