Сайт полковника
Л. В. Хабарова

http://www.nakanune.ru/news/2012/11/9/22291670

Сослуживцы полковника Хабарова водрузили флаг с его портретом на высоту 2 033 м и записали обращение к Верховному главнокомандующему на святой горе Афон в Греции. Позже выяснилось, попасть на гору Афон было мечтой полковника, однако помешал арест.

5 ноября в день военной разведки неожиданно позвонил адвокат Московской коллегии адвокатов Сергей Кухаренко со словами - "Мы в Греции! Свершилось! В 15.00 флаг Хабарова водружен на св. горе Афон! Это вам не Pussy Riot, а разведка ВДВ! Вернемся, все расскажу!".

Спецоперация в поддержку Леонида Хабарова была проведена силами всего двух десантников: гв. капитаном Сергеем Кухаренко и рядовым Андреем Евстигнеевым, в 1978 – 79 г.г. служивших в Фергане, в 100 отдельной разведывательной роте, которой командовал Хабаров.

Как выяснилось, целей у поездки было несколько. С одной стороны, законно выразить протест, с другой помолиться за здравие и за освобождение своего командира. Идея родилась внезапно, и о готовящейся вылазке разведчиков (ныне - инвалидов 3 и 2 групп) совершить восхождение почти никто не знал.

"Я заранее взял визу в Грецию и путевку на Афон с тем, чтобы быть на Святой Горе в день военной разведки 5 ноября. У Андрея были проблемы на производстве, и он не был уверен, что сможет поехать. Однако все, кто имел отношение к паломничеству на Афон, уверяли: "Ни о чем не беспокойтесь и не загадывайте, если будет благоволение Богородицы, все сложится". Так и случилось. За 2 дня до отъезда Андрею дали визу. Однако предупредили, что билетов на самолет нет, и все решится в аэропорту. Перед закрытием двери самолета в салон ворвался Андрей, и мы полетели вместе", - рассказывает Сергей Кухаренко.

Рано утром 3 ноября десантники вместе с другими паломниками на пароме вышли к Святой Земле, не представляя, что и как будет дальше. Они знали только одно - штурм вершины произойдет 5 ноября, в день военной разведки. Когда сошли на берег, то оказались в греческом монастыре, где говорящий по-русски грузинский монах всех оповестил: "Наш монастырь благословений на Гору не дает!" Им предстояло принять участие в трех службах, и тут Андрей Евстигнеев подал идею снять гражданку и надеть камуфляжи с орденами. Так и сделали. В середине первой службы к Сергею Кухаренко подошел монах лет сорока и, нагнувшись, прошептал по-русски: "Какое училище заканчивали, товарищ капитан?" Оказалось, он офицер-десантник, участник боевых действий, уволился 4 года назад, воцерковился, и сейчас в послушниках. Он предупредил: "На Гору сами не суйтесь, только по благословению, иначе не дойдете, здесь мирские и физические законы не действуют, а только, как управит Богородица". Этот же монах объяснил греческому старцу, что они идут молиться за русское воинство. И старец благословил.

Восхождение к скиту Панагия (высота 1500 м) далось не просто. У Андрея Евстигнеева прихватывало сердце, но нужно было идти и обязательно вдвоем, как сказал старец. К тому же, в одиночку Сергей Кухаренко не смог бы записать обращение к Путину. Добрались до скита, в нем отдыхали западные украинцы и два уральских казачка. Накормили десантников – паломников, напоили чаем. И после краткого отдыха капитан Кухаренко дал команду на штурм вершины. И они рванули, разорвав греческие просторы песней Высоцкого "Здесь вам не равнина - здесь климат иной..." В это время над вершиной, отрабатывая боевые заходы, на околозвуковых скоростях ныряли истребители НАТО, но их рокот только поддавал адреналина. Давление 590 мм рт.столба, темп. +12 град. Высота взята! Взору открылась огромная панорама, облака внизу, а весь афонский полуостров - как на ладони. На огромном мраморном валуне закреплен православный крест.